Вступление от Роберта Грина

В

С 50 Cent я познакомился зимой 2006 года. Выяснилось, что он настоящий фанат моей книги «48 законов власти», и нам обоим показалась интересной идея совместно поработать над новой книгой. Мы с ним встретились еще раз. Разговор шел о войне, терроризме, музыке и шоу-бизнесе. Больше всего меня поразило, насколько совпадают наши взгляды на многое в этом мире — и это при том условии, что судьбы у нас очень разные. Например, обсуждая силовое давление в музыкальном бизнесе, которому подвергался и 50 Cent, мы выяснили, что оба не доверяем красивым словам и гораздо больше значения придаем поведению людей. Наблюдая за ними, мы пытаемся понять, что же на самом деле они собой представляют. Он научился этому на опасных улицах Южного Квинса, где умение оценить человека не по словам, а по поведению помогало сохранить жизнь. А я пришел к этому, читая книги, изучая историю й с любопытством наблюдая за маневрами и интригами деятелей Голливуда, в котором мне пришлось работать много лет. Но в результате мы пришли к одним выводам.

Расставаясь в тот день, мы договорились, что подумаем над совместным проектом. Прикидывая, какой могла бы стать тема нашей книги, я чувствовал, как меня захватывает идея сравнить два упомянутых мира, настолько разных и при этом таких похожих. Америка всегда восхищала меня тем, насколько подвижен ее социум. Выходцы с самого дна поднимаются, воздействуя при этом на культуру, меняя ее, и этот процесс идет постоянно. Но нельзя не признать того, что, в определенном смысле, мы продолжаем оставаться нацией социальных гетто. Знаменитости тяготеют к другим знаменитостям, ученые и интеллектуалы вращаются в своем мире. Людям нравится общаться с себе подобными, а если мы выбираемся за пределы своей прослойки, то чувствуем себя чужаками, туристами за границей, сторонними наблюдателями. Мне показалось, что будет интересно, по возможности отрешившись от наших с 50 Cent внешних различий, поработать вместе в режиме мозгового штурма, чтобы выявить общие представления о природе человека, не зависящие от классовой или этнической принадлежности.

На протяжении 2007 года мы с 50 Cent постоянно были рядом, общались открыто и не испытывали друг к другу ни малейшего предубеждения. Мне был предоставлен практически полный доступ в его мир: я сопровождал его на многочисленных деловых встречах, тихо сидел в уголке и наблюдал за его в действиями. Однажды при мне вспыхнула нешуточная ссора на расовой почве. Драку между ребятами, работавшими на 50 Cent, разнимал он сам.
В другой раз я с удовольствием наблюдал, как он разыгрывал комедию, изображая творческий кризис, чтобы дать информационный повод, который привлечет внимание прессы. Мы были рядом на светских тусовках, где он общался с другими звездами, и на его встречах с дружками-бандитами. Я наблюдал, как 50 Cent общается с членами королевских семей Европы и видными политическими деятелями. Вместе мы навестили домишко в Южном Квинсе, где прошло его детство. Он с давними приятелями вспоминал те лихие деньки, и я в полной мере прочувствовал, каково это было — расти и взрослеть в этом жестком и опасном мире. И чем больше я наблюдал его в действии на всех фронтах, тем больше проникался мыслью, что он, 50 Cent, ходячий, живой пример исторической личности, вроде тех, о которых я к тому времени уже написал три книги. Он — мастер игры во власть, я бы даже назвал его «Наполеоном Бонапартом от хип-хопа».
Во время написания книг о разных виртуозах этой игры, оставивших свой след в истории, я разработал теорию о том, что почти всегда источник их успехов — это результат одного определенного навыка или свойства, которое отличает человека от окружающих. Например, у Наполеона была удивительная способность усваивать и мгновенно обрабатывать огромное количество детальной информации. Это свойство позволяло ему практически всегда знать о происходящем больше, чем было доступно соперникам. Наблюдая за 50 Cent и расспрашивая о его прошлом, я определил его уникальную черту, его источник власти — потрясающее бесстрашие.

Качество это проявляется отнюдь не в громких криках и не в вызывающем поведении. Что бы ни делал 50 Cent на публике, это всегда театр. За кулисами этого театра он хладнокровен и расчетлив. Отсутствие страха проступает в его реакциях, в образе действий.

Он слишком много повидал, попадая в опасные для жизни ситуации на улицах Нью-Йорка, чтобы теперь хоть какая-то неувязка в мире шоу-бизнеса могла встревожить его по-настоящему. Если ему что- то не нравится, он просто уходит и плюет на это дело. Если приходится проявить жесткость или сыграть «неспортивно» — он идет на это, не раздумывая. Его уверенность в себе беспредельна. В мире, где люди по большей части консервативны и скованы предрассудками, у него есть преимущество: он активен, деятелен, готов на любой риск и чужд условностей. Он родился и рос в трущобе, где парни вроде него, часто расстаются с жизнью, не дожив и до двадцати пяти, так что теперь ему вроде как нечего терять, и это дает ему ощущение уверенности и небывалой силы.

Чем больше я раздумывал об этом уникальном свойстве, о силе 50 Gent, тем более поучительной и вдохновляющей казалась мне его история. Я усмотрел в ней много полезного для самого себя и понял, что могу избавиться от каких-то своих страхов. Поэтому я и решил, что темой будущей книги должна стать неустрашимость во всех ее проявлениях.

Процесс написания «50-го закона» был прост. Наблюдая за 50 Cent, разговаривая с ним, я обратил внимание на определенные модели поведения и наметил темы для десяти глав этой книги. После этого я обсудил план с 50 Cent, и вместе мы приступили к дальнейшей разработке. Мы говорили о преодолении страха смерти, способности противостоять неопределенности и переменам, об удивительной магии мысли, заставляющей воспринимать любую опасность или угрозу как счастливый шанс, чтобы добиться своего. Мы рассматривали эти идеи в применении к себе и к миру в целом. Затем я дополнил пример 50 Cent историями других людей, исторических персонажей, демонстрировавших то же самое качество — бесстрашие.
И вот у нас получилась книга с весьма специфической жизненной философией, которую можно определить следующим образом: страхи — это своего рода тюрьма, они сковывают человека, ограничивают свободу действий. Чем меньше он боится, тем большей власти добивается, и тем более полной жизнью он живет. Мы надеемся, что «50-й закон» вдохновит вас, и вы тоже откроете в себе источники этой власти.

Об авторе

Роберт Грин

Высказать мнение

Свежие записи

Свежие комментарии

Архивы

Рубрики

Мета

Роберт Грин

Get in touch

Quickly communicate covalent niche markets for maintainable sources. Collaboratively harness resource sucking experiences whereas cost effective meta-services.